Чуриш Антонина Ивановна

Место рождения: хутор Цуревский, Апшеронский район

Дата рождения: 1924

Дата смерти: неизвестно

Родилась в 1924 году, в многодетной семье, живущей в хуторе Цуревском. Антонина с младенчества была приучена к трудностям и лишениям. «Белый свет» она узрела лишь в Краснодаре, куда после окончания 7-летней школы, взяв самодельный деревянный чемодан, отправилась учиться в торговый техникум. Здесь она впервые увидела трамваи, красиво одетых людей и духовой оркестр, играющий в парке. Но именно здесь, в Краснодаре, в ее жизнь ворвалась всеобщая страшная беда — Великая Отечественная война. Красивый город, которым она так восхищалась, прямо на глазах превращался в руины под безжалостными бомбежками. Вместе с сокурсниками Антонина помогала ухаживать за ранеными в госпитале, который наскоро расположили в пединституте. Несмотря на тяготы, панику и охвативший всех ужас, трудились с большой самоотдачей. После окончания техникума, она вернулась домой. Казалось, там все спокойно. Но несчастья пришли и в эту глубинку. Мимо хутора шли и шли обозы беженцев. От надвигающейся беды они хотели спрятаться в горах. Всем хутором провожали мужчин на фронт. В домах остались старики, женщины, дети. Срочно нужны были рабочие на узкоколейную железную дорогу. Молодая Антонина согласилась не раздумывая. По воспоминаниям Антонины, в 1942 году фашисты зашли в хутор, обстреливая дома, убивая людей. Врываясь во дворы, они хватали молоко и яйца, резали кур и коров. Согнав всех жителей, приказали выйти вперед работников железной дороги. В последующие месяцы они в окружении немецких автоматчиков работали на УЖД. Немцам дорога была нужна для продвижения к линии фронта. После снятия оккупации, они, отступая, взорвали всю узкоколейку. А следом шли герои — наши солдаты и офицеры. Раненые, грязные, изнеможенные. Хуторяне приглашали их в свои дома, кормили и помогали чем могли. Когда враг ушел, главной задачей стало восстановление железной дороги. Дни и ночи Антонина, вместе со многими добровольцами ремонтировала пути. И уже вскоре по ним пошли составы с древесиной, необходимой для фронтовых нужд. Кушать было нечего. В 1943 году ей выдали карточки на кукурузное зерно, которое можно было получить в районе Лабинска, а добраться туда — только пешком, рискуя жизнью. Соль добывали в станице Нефтяной. Точнее, выпаривали в корыте из минеральной воды, которая тонкой струйкой сочилась через скважину. Очередь за солью занимали за неделю. А потом шагали туда с ведрами и чугунами. После того как узкоколейка была восстановлена, восьмерых человек с района, в том числе и Антонину, отправили учиться в паровозно-техническую школу города Ярославля. Добирались в переполненных вагонах, с пересадками. Поезда ходили редко, приходилось дожидаться по несколько дней. За окнами душных вагонов разворачивалось страшное зрелище: разбомбленные Армавир, Ростов, Тула, Россошь, Москва. Город Ярославль поразил Антонину отсутствием стрельбы и взрывов. Удивило и множество православных храмов. Жили будущие машинисты в здании рядом с разрушенным Толгским монастырем. Удивительно, но там, в обшарпанном и поруганном храме, регулярно собирались люди, приходил священник. «Все тогда стали верующие, ведь когда вокруг смерть и безвыходность, то Бог — единственная надежда», — говорит Антонина Ивановна.



Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Молодежные сайты Кубани